Отношение людей к лошадям

otnoshenie-ljudej-k-loshadjamИздревле главные средства управлением лошадью основаны на насилии, на причинении животному боли или, во всяком случае, физического дискомфорта.

Удила в руках нервного, неуравновешенного всадника нередко рвут нежную кожу губ в углах рта, травмируют беззубую часть десен. Мундштук, основанный на принципе рычага Архимеда, болезненно давит на язык, на десны.

Хакамор, современное устройство, позволяющее управлять конем без удил и мундштука, только наружно выглядит предельно гуманным средством управления. На самом деле он давит на кости носа лошади с не меньшей силой, нежели железо мундштука на беззубые части десен, и вызывает не меньшую боль.

Шпоры как средство наказания лошади — устройство более замаскированное от глаз сторонних зрителей, чем хлыст.

Между прочим, сегодня, если кто-то заметит на улице хозяина, который избивает хлыстом своего пса, может подать на мучителя в суд за истязание животного, и неизвестно, какое наказание тот выберет для виновника. Но посмотрите, что происходит на ипподроме в момент, когда жокеи, отстающие от фаворита перед финишем,начинают лупцевать по крупам коней хлыстами. Зрители, сделавшие ставки на отставших, буквально пьянеют от ярости: «Давай! Давай!», в смысле — лупи сильнее!

И кусок сахара, который получит конь-победитель в паддоке из рук хозяина, вряд ли большое утешение за пережитую боль и унижение. Да, именно унижение, поскольку соревновательность, стремление к первенству у лошади заложено самой природой. И если она отстает в гонке от лидера, то чаще всего не от нежелания быть первой, а от нехватки физических сил и, кстати, нередко от слабой подготовки жокея, наверстывающего упущенное ударами хлыста.

Кстати, для того, чтобы хлыст действовал эффективнее, даже разработаны специальные правила пользования им. Всаднику рекомендуют ударять коня в особом ритме, чтобы попадать в темп, когда хлыст не будет сбивать его со взятого хода.

Вслух у нас редко говорят о жестоком отношении людей к лошадям.

В Америке, чтобы сделать фильм кассовым, до появления на экранах киборгов и матриц, режиссеры заставляли сталкиваться, взлетать в воздух, взрываться, гореть десятки дорогих автомашин.

В Советском Союзе разудалые режиссеры боевиков, не имея перед собой законодательного заслона, заставляли на полном скаку падать и кувыркаться через голову лошадей, как верховых, так и упряжных.

Люди, любящие лошадь, должны видеть в ней живое существо, подверженное тоске, болезням и страданиям. В мае 1918 года Владимир Маяковский в одном из писем признался: «Стихов не пишу, хотя и хочется написать что-нибудь прочувствованное про лошадь». И он написал стихотворение, в котором есть такие строки:

«Лошадь, слушайте —

чего вы думаете, вы их гоюше?

Деточка,

все мы немного лошади,

каждый из нас по-своему лошадь».

Так давайте в отношении к лошадям всегда оставаться людьми. Кусочек сахара на ладони для любимого коня — это хорошо. Но может ли он искупить жестокость, с которой мы часто скрываем свое неумение управлять конем на нем самом?